Мир беспомощен перед грядущими кризисами — такую картину в 2011 году  в Давосе нарисовали в своем новом докладе эксперты ВЭФ и предложили создать общую систему реагирования на глобальные риски. Самые серьезные проблемы в течение ближайших 10 лет сулят человечеству бюджетные кризисы и изменение климата. Только они, по оценкам ВЭФ, могут обойтись миру почти в $2 трлн. Еще несколько триллионов может потребоваться для устранения ущерба от остальных наиболее вероятных глобальных угроз.
Карта глобальных рисков до 2021 года была составлена ВЭФ по результатам опроса 580 мировых экспертов, оценивших вероятность и возможный ущерб от тех или иных глобальных угроз для мировой экономики. Всего респонденты зафиксировали 37 глобальных рисков, которые разделены на 5 категорий: экономические, геополитические, технологические, социальные и экологические. Далее — о наиболее вероятных проблемах, с которыми может столкнуться человечество в ближайшее десятилетие.
Экономическое неравенство между странами и внутри стран угрожает не только социальной и политической стабильности в мире, но и глобальному экономическому развитию. Парадокс XXI столетия, указывают они, заключается в том, что мир не только объединяется, следуя процессу глобализации, но и становится разобщеннее, так как большая часть плодов глобализации достается меньшинству. Экономическое неравенство на национальном и межнациональном уровне приводит к социальной фрагментации, росту популизма и национализма Все это может иметь негативный эффект, исчисляемый несколькими сотнями миллиардов долларов, полагают респонденты ВЭФ.
Бюджетные кризисы. Последствия мирового кризиса дорого обошлись многим странам. Правительства выделили большие суммы на спасение банков и финансовое стимулирование, спровоцировав резкий рост бюджетных дефицитов и госдолга. Многие переоценили свои силы. Бюджетные кризисы в странах еврозоны уже обошлись Старому свету в более 1 трлн евро. Чего стоит одна только Греция, на спасение которой страны ЕС и МВФ в мае прошлого года выделили 110 млрд евро. Еще 750 млрд решено направить на создание в течение трех лет специального Европейского фонда финансовой стабильности — в том числе на лечение Ирландии. Для России такая проблема менее актуальна, хотя в предвыборный период роста социальных расходов, а, значит, и увеличения бюджетного дефицита ей не избежать. Бюджетная эпидемия по всему миру, по оценкам опрошенных ВЭФ экспертов, может нанести максимальную травму для мировой экономики — около $1 трлн.
Геополитический конфликт — один из шести самых вероятных и разрушительных для мировой экономики рисков. Несмотря на то, что вероятность этой угрозы ниже остальных, ущерб в случае ее возникновения, по данным ВЭФ, может составить до $1 трлн.
Высокая волатильность цен на энергоносители — один из наиболее вероятных глобальных рисков ближайшего десятилетия, способный нанести мировой экономике значительный — в районе $750 млрд — ущерб. Любая нестабильность — достаточно серьезная проблема, а нестабильность цен на сырье — тем более. И в первую очередь — нестабильность нефти. Почти вернувшись к докризисным уровням в $100/баррель в начале этого года, котировки черного золота развернулись и пошли вниз на фоне заявления министра нефти Саудовской Аравии о возможности увеличения добычи ОПЕК. Цепная реакция прошлась по всем финансовым рынкам, меняя отношение инвесторов к активам в своих портфелях. Для России падение цен на нефть — один из самых значительных рисков. Несмотря на неоднократные заявления высокопоставленных чиновников о том, что диверсификация экономики поможет сгладить колебания, российский бюджет по-прежнему сильно зависит от конъюнктуры мирового сырьевого рынка, и зависимость эта только растет.

Ошибки глобального управления — еще один из шести самых вероятных и разрушительных для мировой экономики рисков. Слабые или неадекватные глобальные институты, соглашения или сообщества в сочетании с конкурирующими национальными и политическими интересами серьезно препятствуют совместному решению глобальных проблем. Странам все сложнее достичь глобальных договоренностей, отмечают авторы доклада, напоминая о провале раунда ВТО в Дохе, Копенгагенской конференции по климату, замедлившихся реформах Совета безопасности ООН и проблемах в рамках переговоров о предотвращении распространения ядерного оружия. Будущее глобального управления неопределенно: либо миру удастся найти более гибкие формы сотрудничества, либо система скоординированного управления будет уничтожена, указывают они. Цена вопроса — порядка $500 млрд для мировой экономики.
Глобальные дисбалансы и нестабильность валют. Проблема глобальных дисбалансов, связанная с неравномерным распределением долга в мировой экономике, — одна из важнейших причин колебаний валютных курсов. Самый яркий пример — США и Китай. Дефицит торгового баланса на фоне растущего внешнего долга, с одной стороны, и профицит торгового баланса, значительные резервы и относительно небольшой долг — с другой. Результат налицо — стабильный приток капитала, прежде всего, на рынок гособлигаций поддерживает американский доллар и обесценивает прочие валюты. Соответственно, коррекция глобальных дисбалансов может если не обвалить доллар, то существенно изменить валютную картину мира. Для России такая ситуация будет означать не только съеживание золотовалютных резервов, но и падение конкурентоспособности отечественного экспорта, на котором держится национальная экономика.
Проблемы обеспечения водой. Истощение природных ресурсов и, прежде всего, водных сулит не только огромные финансовые затраты (около $500 млрд), но и чревато социальными последствиями, сигнализирует ВЭФ. Из-за роста населения планеты только в ближайшие 10 лет наряду с 50%-ным увеличением спроса на продовольствие потребности человечества в воде, по оценкам Международного института исследований продовольственной политики, вырастут на 30%. По другим оценкам, спрос на воду вырастет на 40%, добавляют авторы доклада. Речь не только о питьевой воде. Вода нужна и для сельского хозяйства, на которое приходится более 70% общемирового потребления. Одно только производство мяса требует значительных водных ресурсов — чтобы произвести 1 кг мяса необходимо 20 000 л (для сравнения на выращивание 1 кг пшеницы требуется 1 200 л).
Хронические заболевания — один из важнейших социальных рисков, с которыми, по мнению респондентов ВЭФ, человечество может столкнуться в ближайшее десятилетие. Спрос на лечение хронических заболеваний, частично связанный со старением населения, постоянно растет, констатирует в своем докладе за 2010 г. Всемирная организация здравоохранения. Сейчас ежегодные глобальные расходы на здравоохранение составляют порядка $5,3 трлн, но в связи с тем, что хронические заболевания, такие как, например, ожирение, повсеместно растет, финансовые затраты на здравоохранение обречены на рост, заключает ВОЗ. Опрошенные ВЭФ эксперты полностью согласны: на борьбу с хроническими болезнями, по их оценкам, в ближайшие 10 лет человечество может потратить несколько сотен миллиардов долларов.
Демографические изменения, происходящие в мире, могут спровоцировать как политическую нестабильность в странах с развивающейся экономикой, так и финансовые кризисы в развитых странах. Наиболее значительные из них, но сильно различающиеся от страны к стране, — это темпы роста численности населения, эволюция возрастной структуры и темпы урбанизации. Динамика этих показателей влияет не только на национальный доход, но и на мировую экономику, качество окружающей среды, социальную стабильность и миграцию. По оценкам респондентов ВЭФ, эффект от этого социального риска на мировую экономику в ближайшие 10 лет может составить $400 млрд.
Наводнения — один из наиболее вероятных экологических рисков. Причем такие стихийные бедствия зачастую выходят за рамки затопленных территорий и принимают мировые масштабы. Например, недавнее наводнение в штате Квинсленд в Австралии, сильнейшее за последние 100 лет и унесшее не один десяток жизней, привело к резкому росту мировых цен на уголь. На прошлой неделе они достигли рекордного показателя более чем за два года и продолжают двигаться наверх. Участники рынка опасаются дефицита коксующегося угля, ведь Австралия — его крупнейший мировой экспортер. Ущерб от наводнения только для австралийских угольщиков оценивается в более чем $2,3 млрд, а во сколько такой форс-мажор обойдется мировой экономике, оценить пока невозможно.
Коррупция — самый вероятный из геополитических рисков. Возможный ущерб — традиционные для этой группы $300-350 млрд.
Сокращение биологического разнообразия — один из наиболее вероятных экологических рисков. Главная причина исчезновения многих видов флоры и фауны — загрязнение окружающей среды и техногенные катастрофы. За примером далеко ходить не надо. В результате прошлогодней трагедии в Мексиканском заливе, где взорвалась буровая платформа Deepwater Horizon, за почти три месяца в воды залива попало свыше 600 000 т нефти. Ущерб, нанесенный природе и экономике, оценивается десятками миллиардов долларов. В ближайшее десятилетие на борьбу с этой угрозой, по оценкам респондентов ВЭФ, может уйти около $30 млрд.
Организованная преступность — менее вероятная по сравнению с остальными геполитическими рисками угроза, полагают опрошенные ВЭФ эксперты. Однако на ее устранение в ближайшие 10 лет может понадобиться более $300 млрд.
Нестабильные государства — важный геополитический риск, идущий в связке с коррупцией, незаконной торговлей, организованной преступностью и тесно связанный с экономическим неравенством. Масштаб проблемы — более $300 млрд в ближайшее десятилетие.
Незаконная торговля. Считается, что на незаконную торговлю сейчас приходится от 7 до 10% мировой экономики, отмечают авторы доклада, а во многих странах теневой бизнес и вовсе — основной источник дохода. Приводимые ВЭФ объемы рынков незаконных товаров, оцененные на основании открытых источников, а потому не совсем достоверные, впечатляют: контрабандные фармацевтические препараты — $200 млрд, проституция — $190 млрд, марихуана — $140 млрд, поддельная электроника — $100 млрд, кокаин — $90 млрд и т.д. Следует отметить, подчеркивают в ВЭФ, что даже незначительные потоки незаконных товаров и преступной деятельности могут серьезно навредить нестабильным государствам, съедая чистые доходы населения и бюджетов этих стран. В ближайшее десятилетие проблема незаконной торговли сохранится, полагают респонденты ВЭФ, а масштаб ущерба они оценивают примерно в $250 млрд.

  

Терроризм, после 11 сентября 2001 г. ставший угрозой № 1 в мире, сохраняет свою актуальность и спустя десятилетие. Но те сотни миллиардов долларов, которые, по оценкам опрошенных ВЭФ экспертов, потребуются в следующие 10 лет для борьбы с террором и ликвидации последствий возможных терактов, очевидно, не способны ни вернуть к жизни убитых и погибших людей, ни компенсировать боль и страдания их ближайших родственников.

Землетрясения и извержения вулканов менее вероятны, чем остальные природные катастрофы, считают опрошенные ВЭФ эксперты, но ущерб от них может вылиться в сопоставимые суммы.

Ошибки регулирования — один главных экономических рисков. Их цена на 10-летнем горизонте, по оценкам опрошенных ВЭФ экспертов, — $400 млрд.

Проблемы обеспечения продуктами питания. За 10 лет население планеты должно вырасти с 6,8 млрд до 7,7 млрд человек, в основном за счет развивающихся стран. По данным Организации по продовольствию и сельскому хозяйству при ООН (FAO), это приведет к росту спроса на продовольствие в мире на 50%. В декабре прошлого года цены на продовольствие уже достигли самой высокой отметки в истории. С продовольственным кризисом многие страны могут столкнуться уже в самое ближайшее время, не исключает ВЭФ. Спасение голодающих обойдется в $350-400 млрд.

Инфекционные заболевания — один из социальных рисков, вероятность которого достаточно высока. В любой момент времени, пишут в докладе за 2010 г. сотрудники Всемирной организации здравоохранения, в мире только от внутрибольничных инфекций страдает 1,4 млн человек. В некоторых регионах мира и, прежде всего, в странах с низким доходом уровень инфекционных болезней остается неизменным высоким, соответственно, расходы на их лечение в ближайшие годы будут расти.

Загрязнение воздуха — одна из важнейших экологических проблем, тесно связанная с другой угрозой — изменением климата. Потери экономики в ближайшее десятилетие эксперты оценивают более чем в $200 млрд.

Миграция — социальный риск, связанный с последствиями изменения глобального климата и растущим дефицитом рабочей силы в развитых странах. К 2050 г., по прогнозам Международной организации по миграции, количество международных мигрантов почти удвоится и превысит 405 млн человек (сейчас порядка 214 млн). Мировой экономике в течение 10 лет перемещение трудовой рабочей силы, по оценкам респондентов ВЭФ, выльется примерно в $200 млрд.